gkb praktikum 2020 930 x 140 ru gif

 

22.04.2016 Пятница

Лизингодателям предоставлены дополнительные права

Айн Калме, присяжный адвокат
Айн Калме, присяжный адвокат Фото: Advokaadibüroo TRINITI

Полный состав коллегии Государственного суда по гражданским делам недавно принял интересное решение в споре об истечении срока давности по требованиям и этим решением создал новый прецедент в части взыскания компенсации при отказе от лизингового договора  (см. решение Государственного суда по делу № 3-2-1-118-15).

Согласно § 367 Обязательственно-правового закона, в качестве причины для отказа от лизингового договора рассматривается отдельная регуляция, исходя из которой при отказе от договора следует компенсировать лизингодателю покупную стоимость объекта лизинга и затраты, осуществленные на финансирование покупной стоимости, из которых, в случае перехода объекта лизинга во владение лизингодателя, вычитается стоимость объекта лизинга на момент его возврата лизингодателю и уже оплаченные лизинговые взносы.

Истечение срока давности при отказе от срочных договоров

В конкретном споре лизингополучатель не оплатил взносы по лизингу за три месяца, в результате чего банк отказался от лизингового договора. Должник в споре утверждал, что требования по периодическим лизинговым взносам и кредитным расходам, связанным с прекращением лизингового договора, нельзя разделять, поскольку при отказе от договора все неоплаченные счета и процент становятся затратами на финансирование, а истечение срока давности начинается с момента отказа от договора.

В то же время закон предусматривает  различные сроки начала истечения срока давности для требований по исполнению повторных обязательств (например, ежемесячные лизинговые платежи), истечение срока давности которых начинает идти с конца того календарного года, в котором соответствующее требование становится взыскиваемым; по требованиям компенсации ущерба, исходящего из отказа от договора, срок истечения давности начинается с момента изменения требования на взыскиваемое, то есть по существу с момента отказа от договора.

Государственный суд не согласился с должником и постановил, что с позиции истечения срока давности требования следует отделять различные требования, возникающие из одного договора, в том числе в отношении срочных договоров следует разделять требования, которые стали взыскиваемыми до отказа от договора, и требования, которые стали взыскиваемыми вместе с отказом от договора.
Срок давности по требованиям взносов по срочным договорам начинает истекать с окончания календарного года соответствующего взноса, в котором соответствующее требование становится взыскиваемым. Однако в отношении требований, ставших взыскиваемыми в связи с отказом от договора, следует руководствоваться общим правилом, в соответствии с которым истечение срока давности начинается со становления его взыскиваемым.

Различные требования при отказе от лизингового договора

В дополнение к этому Государственный суд подчеркнул, что при экстренном отказе от лизингового договора лизингодатель может предъявить к лизингополучателю:

  • требование по оплате ставших взыскиваемыми лизинговых платежей (в том числе процентов) до отказа от договора;
  • требование по компенсации кредитных затрат, связанных с отказом от договора;
  • требование компенсации дополнительных расходов, обусловленных отказом от договора.

Целью приведенной в начале статьи регуляции об отказе от лизингового договора является избежание необоснованного обогащения лизингодателя за счет лизингополучателя. Из запрета на обогащение исходит обязанность лизингодателя вернуть лизингополучателю стоимость объекта лизинга, превышающую размер требования по компенсации расходов лизингодателя.

Разделение Государственным судом требований по лизинговым взносам, ставшим взыскиваемыми до отказа от договора, и требованиям компенсации кредитных затрат создает для лизингодателей прецедент, в котором остаточной стоимостью объекта лизинга, переходящего во владение лизингодателя, могут быть покрыты все расходы лизингодателя, хотя лизингополучатель все равно должен оплатить ему все неоплаченные лизинговые взносы, ставшие взыскиваемыми до отказа от договора, даже в том случае, если стоимость объекта лизинга покрывает все неоплаченные лизинговые взносы.

В заключение Государственный суд решил конкретный казус для обеспечения правовой справедливости и правовой точности, поставив при этом лизингодателей в положение, в котором при отказе от договора неоплаченные до отказа от лизингового договора лизинговые взносы в любом случае не охватываются общим требованием компенсации кредитных затрат и становятся самостоятельным требованием, в отношении которого не должна быть учтена стоимость объекта лизинга.

gif Company 930x140 ru

 

Спонсоры

Suno 365 logo 10    

Присоединяйтесь к нам в социальных сетях