Ошибка
  • JUser: :_load: Не удалось загрузить пользователя с ID: 1584
18.04.2011 Понедельник

Об обязательстве поручительства члена правления

Хяли Юримяэ Хяли Юримяэ,
адвокат
Advokaadibüroo Aivar Pilv

В ежедневной хозяйственной деятельности коммерческого объединения член правления нередко берет на себя ответственность за выполнение обязательств, вытекающих из заключенных предприятием договоров. Дабы исключить появление неприятных  «сюрпризов» в будущем, член правления должен тщательно изучить договор, на основании которого предприятие берет на себя обязательства, так как обязательство поручительства члена правления может быть, условно говоря, «спрятано» в договоре.

Кредиторы, в свою очередь, должны точно формулировать соглашение, в котором оговаривается поручительство со стороны члена правления, для того, чтобы избежать длительных и дорогостоящих судебных споров в будущем.

Вопросы могут возникнуть в ситуации, когда человек подписывает заключенный с кредитором договор  в качестве члена правления предприятия, однако в договоре при этом содержится условие, которое можно истолковать по-разному, например, «Член правления отвечает за выполнение вытекающих из договора обязательств», и поручитель отдельно не указан в качестве одной из сторон договора. В таком случае возникает следующий вопрос: член правления, подписывая договор как законный представитель коммерческого объединения, подписывает ли его и как физическое лицо в целях обеспечения выполнения долговых обязательств?

В своем решении № 3-2-1-177-10  Государственный суд пояснил, что из договора поручительства должно вытекать наличие воли поручителя быть ответственным перед кредитором за выполнение обязательств основного должника и это должно быть определено. При анализе этой проблемы Госсуд сослался на предыдущие случаи в своей практике  и не изменил своей позиции по этому вопросу. А именно: в своем более раннем решении № 3-2-1-8-06 Госсуд занял позицию, в соответствии с которой,  если член правления подписывает договор как законный представитель предприятия и в договоре при этом имеется пункт об обязательстве члена правления как физического лица, то тем самым он совершает  действительное волеизъявление, вне зависимости от того,  что член правления не указан в качестве одной из сторон договора. Подпись члена правления под договором подтверждает совершенное им волеизъявление. Из вышесказанного следует, что если член правления как физическое лицо не указан в качестве одной из сторон договора, из этого нельзя автоматически сделать вывод, что при заключении договора у члена правления отсутствовала воля отвечать за исполнение взятых предприятием обязательств.
   
Даже если наличие отношений поручительства будет установлено, может выясниться, что в данном случае имеет место поручительство потребителя и соглашение о поручительстве потребителя является ничтожным. Так как Государственный суд в своем решении № 3-2-1-126-09 нашел, что вхождение в состав органа правления само по себе еще не является независимой экономической и профессиональной деятельностью члена органа правления. Это означает, что  члена органа правления, поручившегося за исполнение обязательств предприятия, можно рассматривать в качестве потребителя при заключении договора поручительства. Согласно ч.2 § 143 Обязательственно-правового закона (Võlaõigusseadus, далее – VÕS),
договор поручительства потребителя является ничтожным, если отсутствует соглашение относительно максимальной денежной суммы ответственности поручителя.

Условие, согласно которому член правления отвечает за вытекающие из договора обязательства, можно понимать и таким образом, что лицо отвечает за исполнение своих обязательств члена правления в значении § 187 или § 315 Коммерческого кодекса. В то же время на основе обстоятельств данного решения Государственный суд  отметил, что таким образом названное условие понимать нельзя.

Помимо  возможного наличия обязательства поручительства Государственный суд не исключает и  вариант, согласно которому может иметь место присоединение к обязательствам в значении § 178 VÕS. При присоединении к обязательствам третье лицо вступает в обязательственные  отношения в качестве нового должника наряду с изначальным должником, вследствие чего вместе с изначальным должником несет солидарную ответственность перед кредитором. В своем решении № 3-2-1-8-06 Госсуд пояснил, что «От поручительства присоединение к обязательству  отличается прежде всего тем, что при присоединении к обязательству лицо становится должником, тогда как обязанностью  поручителя является обеспечение исполнения обязательства основного должника. При присоединении к обязательству лицо имеет личную заинтересованность в исполнении договора и в отношении исполнения требований кредитора. В случае поручительства такая заинтересованность отсутствует, лицо обеспечивает исполнение обязательства должника, как правило, из-за личной связи с ним».

В заключение следует подчеркнуть, что члены правления должны тщательно изучать договоры о приеме предприятием долговых обязательств или о признании им долга, чтобы в договоре не было бы «скрытых» или неопределенных условий, которые могут установить обязательство поручительства для члена правления.  Кредиторы, в свою очередь,  должны четко формулировать заключаемое с членом правления соглашение о поручительстве.

Хяли Юримяэ,
адвокат
Advokaadibüroo Aivar Pilv


 

Партнер RUP.ee

 

 

Присоединяйтесь к нам в социальных сетях