О правах налогового департамента без черных и розовых очков

Дмитрий Егоров, вице-канцлер по налоговой и таможенной политике
Дмитрий Егоров, вице-канцлер по налоговой и таможенной политике Министерство финансов
Налогового чиновника в Эстонии рядовой гражданин обычно не видит и не слышит, тотального контроля налоговый управляющий не практикует, да и прав на это у него нет.

По оценке  Организации экономического сотрудничества и развития,  работа нашего налогового управляющего среди государств – членов Содружества наиболее эффективная. Так могло бы оставаться и в дальнейшем – как в смысле того, что работа налогового управляющего мало бросается в глаза, так и эффективности его работы. В идеальном государстве налоговому контролю вообще не было бы места – вместо налогового ведомства существовал  бы  только банковский счет, куда поступали бы деньги, и пара-тройка работников инфолинии. Хотя такой сценарий вряд ли можно назвать  реалистичным, можно было бы все-таки к нему стремиться.

Проект Закона о налогообложении (Maksukorralduse seadus) породил необоснованно много мифов, поэтому не помешает пояснить, для разрешения каких проблем он разрабатывался. В общем можно утверждать, что в случае предусмотренных в законопроекте изменений речь идет либо об уточнении существующих норм, либо о подправке некоторых положений в целях приведения их в соответствие со смыслом  и целью закона. Слухи о существенном расширении полномочий налогового управляющего не соответствуют действительности.

Например, возникли вопросы о превентивном контроле. Прежде всего, следует уточнить, что право действовать в целях предотвращения правонарушений  у Налогово-таможенного департамента уже имеется, правда,  только в сфере таможни, например, проверка багажа и почтовых отправлений, когда конкретное нарушение заранее неизвестно. В налоговом производстве такого права у налогового управляющего пока нет. В итоге налоговая сторона департамента занимается в основном последствиями. Иногда это не дает больше никаких результатов. Например, невозможно эффективно проверять число посетителей на выездных мероприятиях или корректное оформление работников спустя  месяц-полтора с момента проведения  мероприятия. Кроме того,  закон и установки Государственного суда не разрешают чрезмерно обременять  налогоплательщика, если имеется возможность ограничиться обычным, то есть последующим контролем. Если такой возможности нет, то  налоговый управляющий должен это обосновать.

Департамент предуведомляет об осмотре заранее

Под огонь критики попали также осмотры (vaatlused). Сравнение осмотра со слежкой ошибочно. Ни один осмотр не является тайным – чиновники должны быть в форме, на виду и даже обязаны заранее предуведомлять об осмотре с приведением его обоснования, за исключением случаев, когда  это носит срочный характер или угрожает цели осмотра. Но и тогда цель должна быть письменно разъяснена, пусть даже задним числом. Целью осмотра обычно является проверка использования приобретенного для предпринимательской деятельности имущества – действительно ли оно используется в предпринимательстве или ушло в частное использование без уплаты налогов. Осмотр также необходим для того, чтобы убедиться, что продажа-покупка товара является реальной сделкой, а не просто документом, с помощью которого создается фиктивный оборот для выплаты заработной платы в конверте. Утверждения о том, что таким образом происходит  вмешательство в частную жизнь,  не обоснованы, так как речь идет о проверке  целевого использования имущества в предпринимательстве. Хорошо бы прекратить раздувание паники по поводу проникновения домой: у налогового управляющего нет на это права и не будет также в будущем, даже тогда, когда в месте жительства проходит хозяйственная деятельность. Дом остается  неприкосновенным.

Сам по себе осмотр не является неким  новым правом – положение о возможности его проведения  имеется в действующем законе с ограничениями того, чего налоговому ведомству делать не позволяется, например, вскрывать и обыскивать запертые помещения. В отношении осмотра законопроект дает решение только для одного спорного прочтения. А именно – предвзятое  толкование действующего закона может дать основания полагать, что проверка  недвижимого имущества предприятия возможна  только в месте хозяйственной деятельности или тогда, когда имущество передано третьему лицу, а не тогда, когда налогоплательщик сам вывозит имущество из места деятельности предприятия. Это, однако, является нелогичным, так как в отличие от недвижимости движимое имущество предприятия можно использовать все равно где.

Предприятиям связи можно делать одиночные запросы

Общественность также озаботил запрос информации от оказывающих услуги связи предприятий. Заверяю,  что соответствующие изменения не касаются  частных лиц, детали общения никто не узнает, также невозможно будет делать без разбору массовые запросы. Закон устанавливает строгие ограничения того, какую информацию можно будет запрашивать – какого вида договор (телефон, Интернет) на чье имя заключен, кто оплачивает потребленные услуги и кто указан в качестве пользователя услуги связи. При этом перечисленную информацию  следует предварительно затребовать  у самого налогоплательщика, и только тогда, когда от налогоплательщика не будет получено ответа, можно будет запрашивать информацию  у предприятия связи. Налоговый управляющий  должен письменно обосновать предприятию связи запрос информации.

Запрашиваемая информация необходима, например, тогда, когда на коммерческое товарищество без работников оформлено несколько договоров на пользование телефоном  или Интернетом, или если на адрес жилого помещения, используемого на бумаге в качестве бюро, оформлены на имя физического лица договоры о подключении, в том числе кабельного телевидения. Бывали также случаи, когда при проверке сделок купли-продажи с одной стороной, о которой был известен лишь телефонный номер, не удавалось связаться  ни бизнес-партнеру, ни налоговому управляющему.

Напоследок требуется опровергнуть утверждение, что согласование законопроекта было намеренно приурочено на середину лета. Впервые он был представлен общественности уже в апреле текущего года, когда на согласование было направлено намерение о разработке законопроекта, в котором все эти темы были детально расписаны.

В заключение можно сказать, что налоговый департамент лучше всего сможет справиться со сбором налогов тогда, когда законы будут ясными и однозначно трактуемыми. Рассматриваемый  законопроект не ограничит свободу предпринимательства, а будет способствовать тому, чтобы бизнес-среда была одинаково благоприятной  для всех.

Дмитрий Егоров,
вице-канцлер по налоговой и таможенной политике,
Министерство финансов

Спонсоры

Suno 365 logo 10 Uku tarkvara IKS logo 1

Присоединяйтесь к нам в социальных сетях